La magie du monde

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

La magie du monde > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 13 ноября 2018 г.
Nihao  
­­

­­Япония, Токио. 2035 год.

“ La Rosey ” - Старшая, частная школа, которая известна своими сложными проходными экзаменами и высокой платой за обучения. Она была основана в 1999 году,, она является старейшим и самым престижным учебным заведением Японии. Её называют «королевской школой». Первоначально это была школа только для мальчиков, но сегодня в ней учатся и мальчики, и девочки. По итогу выпуска, студенты сдают экзамены с наилучшими оценками и поступают в желанные вузы. Учебное заведение уделяет огромное внимание не только академическому, но и творческому, спортивному развитию воспитанников и готовит обширную, насыщенную, разнообразную программу досуга и отдыха. На базе школы работает большое количество кружков, секций и студий по интересам – более 20. За каждым кружком или секцией стоит крутор, который является известной личностью в том или ином направлении. Будь то чайные церемонии, которые проходят под присмотром известного - Чаеведа или кружок киноиндустрии,где лучшие актеры приезжают на территорию школы, чтобы обучить юные дарования лично. Большинство студентов после окончания вузов идут по специальности своих кружков. Пробиться в свет не так сложно, ибо их наставники всегда напишут рекомендательные письма. Постоянно организуются познавательные экскурсии, обзорные туры и интересные прогулки: по городу, регионам Японии и даже в другие страны. Студенты вместе с сопровождающим посещают выставки, спектакли, кинопоказы, конференции, творческие встречи и мастер-классы – многие художники и исполнители приезжают непосредственно на кампус. С большим размахом отмечаются различные национальные праздники, тематические вечера, родительские дни, памятные даты. В летние месяцы на базе учреждения работает летний лагерь, предоставляющий студентам со всего мира возможность изучать английский или французский язык в сочетании с интересной досуговой программой. Ученики много времени проводят на свежем воздухе, занимаются спортом, знакомятся и общаются со своими сверстниками из других стран.



Категории: Навигация
Вчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
дни дни дни дни дни когда играет эл-пи blancheneige 21:07:46
Одна моя знакомая художница каждый день записывает все свои действия, которые ведут её к той цели, что она себе поставила. Мне эта идея очень понравилась - никогда раньше мне в голову не приходило, как прекрасно мотивируют (спасибо Анне, у меня теперь аллергия на это слово - она употребляет его к месту и не к месту) подобные "списки сделанных дел". Смотришь на лист в ежедневнике, где вместо "я должен сегодня сделать", довлеющего над тобой как тяжёлый меч, написан аккуратный воодушевляющий список дел, которые ты сделал сегодня и нашёл для себя полезными.

В общем, у меня на сегодня этот список выглядит следующим образом:

сходила на пекинскую оперу в Мюзик-Холл;
пообщалась со своими одногруппниками, узнала от них про один чудесный ресторан с китайской кухней и нормальной ценовой политикой - надо сходить;
продолжаю читать "Степного волка";
контролирую своё питание, больше кофе - меньше еды;
за день - шесть сигарет (вот это я молодец, конечно);
три литра воды в день - done;
готовлю рис по тому рецепту, что мы раздобыли на улицах Пекина;
перестала обижаться на М. и даже написала ей письмо с извинениями, потому что Кирилл разложил мне всё по полочкам;
прочитала интервью с Полуниным;
сделала заготовки для коллажей из старых номеров Elle;
позвонила Маше - и снова повторила свои извинения, мы очень хорошо поговорили;
проводила Аню до её любимого заведения, поддержав разговор;
обняла Катю, случайно встретив её на премьере - надо будет написать ей и Ане с предложением встретиться и осуществить его, наконец-то;
откорректировала ряд рекламных текстов для продажи парфюмерии - радует, что я могу видеть в них грубейшие ошибки;
написала этот список;
написала Р. сообщение, когда утром приехала домой (! вот это я молодец);
не стала навязываться Р., когда она сказала, что она занята на этой неделе (вот это самоконтроль, вот это выдержка у меня);
почистила корзину в аймаге с косметикой (было больно, но я справилась).
дочитаю сейчас статьи, которые надо отредактировать и, быть может, меня хватит на просмотр хотя бы чего-нибудь кинематографическог­о.




Категории: Дни., Жизнь
see u in court, sweaty omgitsandy 19:39:33
агрх, бесит, что на беоне нельзя писать хангылью и вставлять грёбаные каомодзи >c
06:30:56 Просто милый Черняшик
ну и как отношения с твоим корейцем?
Калейдоскоп Пeчaль в сообществе Бесконечность 14:33:48
Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты.
Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб.
Их разметало в черном океане, а корабль, распавшись на миллион осколков, полетел дальше, словно рой метеоров в поисках затерянного Солнца.
- Беркли, Беркли, ты где?
Слышатся голоса, точно дети заблудились в холодной ночи.
- Вуд, Вуд!
- Капитан!
- Холлис, Холлис, я Стоун.
- Стоун, я Холлис. Где ты?
- Не знаю. Разве тут поймешь? Где верх? Я падаю. Понимаешь, падаю.
Подробнее…Они падали, падали, как камни падают в колодец. Их разметало, будто двенадцать палочек, подброшенных вверх исполинской силой. И вот от людей остались только одни голоса - несхожие голоса, бестелесные и исступленные, выражающие разную степень ужаса и отчаяния.
- Нас относит друг от друга.
Так и было. Холлис, медленно вращаясь, понял это. Понял и в какой-то мере смирился. Они разлучились, чтобы идти каждый своим путем, и ничто не могло их соединить. Каждого защищал герметический скафандр и стеклянный шлем, облекающий бледное лицо, но они не успели надеть силовые установки. С маленькими двигателями они были бы точно спасательные лодки в космосе, могли бы спасать себя, спасать других, собираться вместе, находя одного, другого, третьего, и вот уже получился островок из людей, и придуман какой-то план... А без силовой установки на заплечье они - неодушевленные метеоры, и каждого ждет своя отдельная неотвратимая судьба.
Около десяти минут прошло, пока первый испуг не сменился металлическим спокойствием. И вот космос начал переплетать необычные голоса на огромном черном ткацком стане; они перекрещивались, сновали, создавая прощальный узор.


- Холлис, я Стоун. Сколько времени можем мы еще разговаривать между собой?
- Это зависит от скорости, с какой ты летишь прочь от меня, а я-от тебя.
- Что-то около часа.
- Да, что-нибудь вроде того, - ответил Холлис задумчиво и спокойно.
- А что же все-таки произошло? - спросил он через минуту.
- Ракета взорвалась, только и всего. С ракетами это бывает.
- В какую сторону ты летишь?
- Похоже, я на Луну упаду.
- А я на Землю лечу. Домой на старушку Землю со скоростью шестнадцать тысяч километров в час. Сгорю, как спичка.
Холлис думал об этом с какой-то странной отрешенностью. Точно он видел себя со стороны и наблюдал, как он падает, падает в космосе, наблюдал так же бесстрастно, как падение первых снежинок зимой, давным- давно.



Остальные молчали, размышляя о судьбе, которая поднесла им такое: падаешь, падаешь, и ничего нельзя изменить. Даже капитан молчал, так как не мог отдать никакого приказа, не мог придумать никакого плана, чтобы все стало по-прежнему.
- Ох, как долго лететь вниз. Ох, как долго лететь, как долго, долго, долго лететь вниз, - сказал чей-то голос. -Не хочу умирать, не хочу умирать, долго лететь вниз...
- Кто это?
- Не знаю.
- Должно быть, Стимсон. Стимсон, это ты?
- Как долго, долго, сил нет. Господи, сил нет.
- Стимсон, я Холлис. Стимсон, ты слышишь меня?
Пауза, и каждый падает, и все порознь.
- Стимсон.
- Да. - Наконец-то ответил.
- Стимсон, возьми себя в руки, нам всем одинаково тяжело.
- Не хочу быть здесь. Где угодно, только не здесь.
- Нас еще могут найти.
- Должны найти, меня должны найти, - сказал Стимсон. - Это неправда, то, что сейчас происходит, неправда.
- Плохой сон, - произнес кто-то.
- Замолчи!-крикнул Холлис.
- Попробуй, заставь, - ответил голос. Это был Эплгейт. Он рассмеялся бесстрастно, беззаботно. - Ну, где ты?
И Холлис впервые ощутил всю невыносимость своего положения. Он захлебнулся яростью, потому что в этот миг ему больше всего на свете хотелось поквитаться с Эплгейтом. Он много лет мечтал поквитаться, а теперь поздно, Эплгейт - всего лишь голос в наушниках.
Они падали, падали, падали...

Двое начали кричать, точно только сейчас осознали весь ужас, весь кошмар происходящего. Холлис увидел одного из них: он проплыл мимо него, совсем близко, не переставая кричать, кричать...
- Прекрати!
Совсем рядом, рукой можно дотянуться, и все кричит. Он не замолчит. Будет кричать миллион километров, пока радио работает, будет всем душу растравлять, не даст разговаривать между собой.
Холлис вытянул руку. Так будет лучше. Он напрягся и достал до него. Ухватил за лодыжку и стал подтягиваться вдоль тела, пока не достиг головы. Космонавт кричал и лихорадочно греб руками, точно утопающий. Крик заполнил всю Вселенную.


"Так или иначе, - подумал Холлис. - Либо Луна, либо Земля, либо метеоры убьют его, зачем тянуть?"
Он раздробил его стеклянный шлем своим железным кулаком. Крик захлебнулся. Холлис оттолкнулся от тела, предоставив ему кувыркаться дальше, падать дальше по своей траектории.
Падая, падая, падая в космос, Холлис и все остальные отдались долгому, нескончаемому вращению и падению сквозь безмолвие.
- Холлис, ты еще жив?
Холлис промолчал, но почувствовал, как его лицо обдало жаром.
- Это Эплгейт опять.
- Ну что тебе, Эплгейт?
- Потолкуем, что ли. Все равно больше нечем заняться.
Вмешался капитан:
- Довольно. Надо придумать какой-нибудь выход.
- Эй, капитан, молчал бы ты, а? - сказал Эплгейт.
- Что?
- То, что слышал. Плевал я на твой чин, до тебя сейчас шестнадцать тысяч километров, и давай не будем делать из себя посмешище. Как это Стимсон сказал: нам еще долго лететь вниз.
- Эплгейт!
- А, заткнись. Объявляю единоличный бунт. Мне нечего терять, ни черта. Корабль ваш был дрянненький, и вы были никудышным капитаном, и я надеюсь, что вы сломаете себе шею, когда шмякнетесь о Луну.
- Приказываю вам замолчать!
- Давай, давай, приказывай. - Эплгейт улыбнулся за шестнадцать тысяч километров. Капитан примолк. Эплгейт продолжал: - Так на чем мы остановились, Холлис? А, вспомнил. Я ведь тебя тоже терпеть не могу. Да ты и сам об этом знаешь. Давно знаешь.
Холлис бессильно сжал кулаки.
- Послушай-ка, что я скажу,- не унимался Эплгейт.- Порадую тебя. Это ведь я подстроил так, что тебя не взяли в "Рокет компани" пять лет назад.
Мимо мелькнул метеор. Холлис глянул вниз: левой кисти как не бывало. Брызнула кровь. Мгновенно из скафандра вышел весь воздух. Но в легких еще остался запас, и Холлис успел правой рукой повернуть рычажок у левого локтя; манжет сжался и закрыл отверстие. Все произошло так быстро, что он не успел удивиться. Как только утечка прекратилась, воздух в скафандре вернулся к норме. И кровь, которая хлынула так бурно, остановилась, когда он еще сильней повернул рычажок - получился жгут.


Все это происходило среди давящей тишины. Остальные болтали. Один из них, Леспер, знай себе, болтал про свою жену на Марсе, свою жену на Венере, свою жену на Юпитере, про свои деньги, похождения, пьянки, игру и счастливое времечко. Без конца тараторил, пока они продолжали падать. Летя навстречу смерти, он предавался воспоминаниям и был счастлив.
До чего все это странно. Космос, тысячи космических километров - и среди космоса вибрируют голоса. Никого не видно, только радиоволны пульсируют, будоражат людей.
- Ты злишься, Холлис?
- Нет.
Он и впрямь не злился. Вернулась отрешенность, и он стал бесчувственной глыбой бетона, вечно падающей в никуда.
- Ты всю жизнь карабкался вверх, Холлис. И не мог понять, что вдруг случилось. А это я успел подставить тебе ножку как раз перед тем, как меня самого выперли.
- Это не играет никакой роли, - ответил Холлис"
Совершенно верно. Все это прошло. Когда жизнь прошла, она словно всплеск кинокадра, один миг на экране; на мгновение все страсти и предрассудки сгустились и легли проекцией на космос, но прежде чем ты успел воскликнуть: "Вон тот день счастливый, а тот несчастный, это злое лицо, а то доброе", - лента обратилась в пепел, а экран погас.
Очутившись на крайнем рубеже своей жизни и оглядываясь назад, он сожалел лишь об одном: ему всего-навсего хотелось жить еще. Может быть, у всех умирающих/такое чувство, будто они и не жили? Не успели вздохнуть как следует, как уже все пролетело, конец? Всем ли жизнь кажется такой невыносимо быстротечной - или только ему, здесь, сейчас, когда остался всего час-другой на раздумья и размышления?
Чей-то голос - Леспера - говорил:
- А что, я пожил всласть. Одна жена на Марсе, вторая на Венере, третья на Юпитере. Все с деньгами, все меня холили. Пил, сколько влезет, раз проиграл двадцать тысяч долларов.
"Но теперь-то ты здесь, - подумал Холлис. - У меня ничего такого не было. При жизни я завидовал тебе, Леспер, пока мои дни не были сочтены, завидовал твоему успеху у женщин, твоим радостям. Женщин я боялся и уходил в космос, а сам мечтал о них и завидовал тебе с твоими женщинами, деньгами и буйными радостями. А теперь, когда все позади и я падаю вниз, я ни в чем тебе не завидую, ведь все прошло, что для тебя, что для меня, сейчас будто никогда и не было ничего". Наклонив голову, Холлис крикнул в микрофон:
- Все это прошло, Леспер!
Молчание.
- Будто и не было ничего, Леспер!
- Кто это? - послышался неуверенный голос Леспера.
- Холлис.
Он подлец. В душу ему вошла подлость, бессмысленная подлость умирающего. Эплгейт уязвил его, теперь он старается сам кого-нибудь уязвить. Эплгейт и космос - и тот и другой нанесли ему раны.
- Теперь ты здесь, Леспер. Все прошло. И точно ничего не было, верно?
- Нет.
- Когда все прошло, то будто и не было. Чем сейчас твоя жизнь лучше моей? Сейчас - вот что важно. Тебе лучше, чем мне? Ну?
- Да, лучше!
- Это чем же?
- У меня есть мои воспоминания, я помню! - вскричал Леспер где-то далеко-далеко, возмущенно прижимая обеими руками к груди свои драгоценные воспоминания.
И ведь он прав. У Холлиса было такое чувство, словно его окатили холодной водой. Леспер прав. Воспоминания и вожделения не одно и то же. У него лишь мечты о том, что он хотел бы сделать, у Леспера воспоминания о том, что исполнилось и свершилось. Сознание этого превратилось в медленную, изощренную пытку, терзало Холлиса безжалостно, неумолимо.


- А что тебе от этого? - крикнул он Лесперу. - Теперь- то? Какая радость от того, что было и быльем поросло? Ты в таком же положении, как и я.
- У меня на душе спокойно, - ответил Леспер. - Я свое взял. И не ударился под конец в подлость, как ты.
- Подлость? - Холлис повертел это слово на языке.
Сколько он себя помнил, никогда не был подлым, не смел быть подлым. Не иначе, копил все эти годы для такого случая. "Подлость". Он оттеснил это слово в глубь сознания. Почувствовал, как слезы выступили на глазах и покатились вниз по щекам. Кто-то услышал, как у него перехватило голос.
- Не раскисай, Холлис.
В самом деле, смешно. Только что давал советы другим, Стимсону, ощущал в себе мужество, принимая его за чистую монету, а это был всего-навсего шок и - отрешенность, возможная при шоке. Теперь он пытался втиснуть в считанные минуты чувства, которые подавлял целую жизнь.
- Я понимаю, Холлис, что у тебя на душе, - прозвучал затухающий голос Леспера, до которого теперь было уже тридцать тысяч километров. - Я не обижаюсь.
"Но разве мы не равны, Леспер и я? - недоумевал он. - Здесь, сейчас? Что прошло, то кончилось, какая теперь от этого радость? Так и так конец наступил". Однако он знал, что упрощает: это все равно что пытаться определить разницу между живым человеком и трупом. У первого есть искра, которой нет у второго, эманация, нечто неуловимое.


Так и они с Леспером: Леспер прожил полнокровную жизнь, он же, Холлис, много лет все равно что не жил. Они пришли к смерти разными тропами, и если смерть бывает разного рода, то их смерти, по всей вероятности, будут различаться между собой, как день и ночь. У смерти, как и у жизни, множество разных граней, и коли ты уже когда-то умер, зачем тебе смерть конечная, раз навсегда, какая предстоит ему теперь?
Секундой позже он обнаружил, что его правая ступня начисто срезана. Прямо хоть смейся. Снова из скафандра вышел весь воздух. Он быстро нагнулся: ну, конечно, кровь, метеор отсек ногу до лодыжки. Ничего не скажешь, у этой космической смерти свое представление о юморе. Рассекает тебя по частям, точно невидимый черный мясник. Боль вихрем кружила голову, и он, силясь не потерять сознание, затянул рычажок на колене, остановил кровотечение, восстановил давление воздуха, выпрямился и продолжал падать, падать - больше ничего не оставалось.
- Холлис?
Он сонно кивнул, утомленный ожиданием смерти.
- Это опять Эплгейт, - сказал голос.
- Ну.
- Я подумал. Слышал, что ты говорил. Не годится так. Во что мы себя превращаем! Недостойная смерть получается. Изливаем друг на друга всю желчь. Ты слушаешь, Холлис?
- Да.
- Я соврал. Только что. Соврал. Никакой ножки я тебе не подставлял. Сам не знаю, зачем так сказал. Видно, захотелось уязвить тебя. Именно тебя. Мы с тобой всегда соперничали. Видишь - как жизнь к концу, так и спешишь покаяться. Видно, это твое зло вызвало у меня стыд. Так или не так, хочу, чтобы ты знал, что я тоже вел себя по- дурацки. В том, что я тебе говорил, ни на грош правды, И катись к черту.
Холлис снова ощутил биение своего сердца. Пять минут оно словно и не работало, но теперь конечности стали оживать, согреваться. Шок прошел, прошли также приступы ярости, ужаса, одиночества. Как будто он только что из-под холодного душа, впереди завтрак и новый день.
- Спасибо, Эплгейт.
- Не стоит. Выше голову, старый мошенник.
- Эй, - вступил Стоун.
- Что тебе? - отозвался Холлис через просторы космоса; Стоун был его лучшим другом на корабле.
- Попал в метеорный рой, такие миленькие астероиды.
- Метеоры?
- Это, наверно, Мирмидоны, они раз в пять лет пролетают мимо Марса к Земле. Меня в самую гущу занесло. Кругом точно огромный калейдоскоп... Тут тебе все краски, размеры, фигуры. Ух ты, красота какая, этот металл!
Тишина.
- Лечу с ними, - снова заговорил Стоун. - Они захватили меня. Вот чертовщина!
Он рассмеялся.
Холлис напряг зрение, но ничего не увидел. Только крупные алмазы и сапфиры, изумрудные туманности и бархатная тушь космоса, и глас всевышнего отдается между хрустальными бликами. Это сказочно, удивительно : вместе с потоком метеоров Стоун будет много лет мчаться где-то за Марсом и каждый пятый год возвращаться к Земле, миллион веков то показываться в поле зрения планеты, то вновь исчезать. Стоун и Мирмидоны, вечные и нетленные, изменчивые и непостоянные, как цвета в калейдоскопе - длинной трубке, которую ты в детстве наставлял на солнце и крутил.
- Прощай, Холлис. - Это чуть слышный голос Стоуна. - Прощай.


- Счастливо! - крикнул Холлис через пятьдесят тысяч километров.
- Не смеши, - сказал Стоун и пропал.
Звезды подступили ближе.
Теперь все голоса затухали, удаляясь каждый по своей траектории, кто в сторону Марса, кто в космические дали. А сам Холлис... Он посмотрел вниз. Единственный из всех, он возвращался на Землю.
- Прощай.
- Не унывай.
- Прощай, Холлис. - Это Эплгейт.
Многочисленные: "До свидания". Отрывистые:
"Прощай". Большой мозг распадался. Частицы мозга, который так чудесно работал в черепной коробке несущегося сквозь космос ракетного корабля, одна за другой умирали; исчерпывался смысл их совместного существования. И как тело гибнет, когда перестает действовать мозг, так и дух корабля, и проведенные вместе недели и месяцы, и все, что они означали друг для друга, - всему настал конец. Эплгейт был теперь всего-навсего отторженным от тела пальцем; нельзя подсиживать, нельзя презирать. Мозг взорвался, и мертвые никчемные осколки разбросало, не соберешь. Голоса смолкли, во всем космосе тишина. Холлис падал в одиночестве.
Они все очутились в одиночестве. Их голоса умерли, точно эхо слов всевышнего, изреченных и отзвучавших в звездной бездне. Вон капитан улетел к Луне, вон метеорный рой унес Стоуна, вон Стимсон, вон Эплгейт на пути к Плутону, вон Смит, Тэрнер, Ундервуд и все остальные; стеклышки калейдоскопа, которые так долго составляли одушевленный узор, разметало во все стороны.
"А я? - думал Холлис. - Что я могу сделать? Есть ли еще возможность чем-то восполнить ужасающую пустоту моей жизни? Хоть одним добрым делом загладить подлость, которую я накапливал столько лет, не подозревая, что она живет во мне! Но ведь здесь, кроме меня, никого нет, а разве можно в одиночестве сделать доброе дело? Нельзя. Завтра вечером я войду в атмосферу Земли".
"Я сгорю, - думал он, - и рассыплюсь прахом по всем материкам. Я принесу пользу. Чуть-чуть, но прах есть прах, земли прибавится".


Он падал быстро, как пуля, как камень, как железная гиря, от всего отрешившийся, окончательно отрешившийся. Ни грусти, ни радости в душе, ничего, только желание сделать доброе дело теперь, когда всему конец, доброе дело, о котором он один будет знать.
"Когда я войду в атмосферу, - подумал Холлис, - то сгорю, как метеор".
- Хотел бы я знать, - сказал он, - кто-нибудь увидит меня?

Мальчуган на проселочной дороге поднял голову и воскликнул:
- Смотри, мама, смотри! Звездочка падает!
Яркая белая звездочка летела в сумеречном небе Иллинойса.
- Загадай желание, - сказала его мать. - Скорее загадай желание.


Рэй Брэдбери
Позавчера — воскресенье, 11 ноября 2018 г.
Kol slaven (Dmitry Bortniansky) Наташа Стефанчикова в сообществе Theosophic 17:44:35
­­

So great is God, in power and glory,
No mortal tongue can ever proclaim.
So great His throne, and power sublime,
No mortal mind can ever contain.
:The one, true God we worship with love,
Brighter than sun, more splendid than stars above.:

O Jesus, Lord, we ask You to bless us,
Who love Your Savred Heart divine.
We so esteem this most precious treasure,
Now and forever and for all time.
:O Lord, our God, to You we give glory;
Bless us we pray, for You are our sole treasure.:

O God of Sion, unique and eternal,
We cannot fashion praises of worth.
Nor tell in song how great is Your glory,
Equal in heaven as upon the earth.
:O Lord, our God, and Father in heaven,
Give us Your kind and merciful blessing now.:
Once upon a time in America lunar witch 16:39:20

Кто сеет ветер, пожнёт бурю.

­­

ONCE UPON A TIME IN AMERICA
(1983)


Фильм "Однажды в Америке" - идёт почти 4 часа, поэтому стоит заранее определиться, располагаете ли вы достаточным количеством времени на его просмотр. Его продолжительность я увидела уже после того как начала смотреть, поэтому деваться уже было не куда и надо было идти до конца, убивая этим кинопроизведением остатки выходного дня. Но усталость и позднее время, не повлияют на моё мнение после просмотра, ведь фильм явно стоит затраченного на него времени.

"Однажды в Америке" с первых минут превосходно передаёт ретро атмосферу: статные мужчины с сигарами и в шляпах, все люди преимущественно в элегантных дорогих костюмах на манер "Великого Гетсби", еврейско-американск­ие мафиозные разборки сотрясающие улицы, жестокое кровопролитие во время тяжелого времени американской истории - "сухого закона", там даже есть та самая ретро-опиумная курильня, замаскированная под традиционный китайский театр! Ну не прелесть ли?

Я даже не догадывалась, что знаю многую музыку из того фильма. Как же много раз её заимствовали другие проекты, без указания первоисточника. Этот невероятный саундтрек-лист - дело рук итальянского композитора Эннио Морриконе. Сам композитор стал известен ещё по культовым фильмам начала 60-х годов, к ним можно отнести "За пригоршню долларов" или "Хороший, плохой, злой" с Клинт Иствудом. Современному же зрителю, весьма далёкому от золотого века Голливуда, Морриконе наверняка запомнился по "тарантиновским" фильмам "Джанго освобождённый" и "Омерзительная восьмёрка" или по итальянской драме "Лучшее предложение".

Подробнее…Фильм имеет большой временной разброс, практически в пол века, так же в нём параллельно присутствуют две сюжетные линии. Пугаться этого не стоит, режиссёрская работа грамотно структурирует события и эпохи.
Отдельно стоит отметить игру Роберта Де Ниро (Лапши), приятно вновь видеть этого актёра в амплуа мафиози. Хоть он тут и не играет легендарного Вито Корлеоне, но Дэвид Ааронсон у него получился ничуть не хуже.

­­

"Дорогой Лапша, хоть ты и прятался у мира в заднице, но мы тебя нашли"


Основное действие фильма "Однажды в Америке" начинается в 20-х годах прошлого века. Дэвид Ааронсон по прозвищу Лапша (Роберт ДеНиро) - обычный подросток из еврейского квартала в Нижнем Ист-Сайде Нью-Йорка. Как и у любого подростка у него есть друзья, с которыми он, пытаясь выжить в том смутном времени, занимается воровством, грабежом и различными аферами. Особенно близко он находит общий язык с Максом Берковичем (Джеймс Вудс), и ребята, проявляя недюжинную сообразительность, поднимаются по преступной карьерной лестнице и банда мальчишек сплочается ещё сильнее.

­­


Будучи повзрослевшим, лучший друг Лапши - Макс, становится одержим подняться с колен суицидальной идеей ограбления федерального резервного банка привет Gta V, а Дебора (Элизабет Макговерн) - девушка в которую Лапша всегда был влюблён, выбрала вместо его любви - карьеру и славу вдали от любимого. "Американская мечта" Лапши рушится и он из хороших побуждений решает спасти хотя бы свою дружбу. Он предаёт Макса и сдаёт его полиции, дабы тот не погиб на этой краже века, а просто отсидел в тюрьме (но мы то с вами помним, что благими намерениями вымощена дорога в ад) Хотел как лучше, а получилось как всегда: всё очень сильно идёт не по плану.

Фильм заканчивается на весьма спорной ноте: главный герой видит проезжающий мусоровоз с цифрой 35 (именно на столько лет Лапша уехал из Нью-Йорка). Мусоровоз словно аллегория на его жизнь - все прожитые им 35 лет всего лишь мусор. Флешбек возвращает нас в ту самую китайскую курильню, замаскированную под театр теней. В финальном кадре Лапша затягивается опьяняющими веществами и искренне улыбается. Может быть, всё что было в фильме - лишь дурманящее опьянение Лапши в попытке оправдания своих действий после предательства лучшего друга, а может это всё было правдой, и, при помощи этой роковой встречи в конце он снял с души тяжкий груз, что висел на нём все эти годы.
Фильм поистине шедеврален.

­­



Подкаст SuitefromOnceUponaTi­meinAmerica.mp3

Категории: #l'opinion
Маша после развода со своим мужем сделала жуткую стрижку. У неё были... грязный гелли 14:17:47
Маша после развода со своим мужем сделала жуткую стрижку. У неё были красивые длинные волосы волнами, а она херанула каре с чёлкой.
Лиза тоже после ого, как разошлась со своим мущщиной, покрасилась в термоядрный рыжий, а такой красивый цвет был свой у неё :(­...
Соня после расхождения со своим мудаком вообще мало того, что невесть что с волосами натворила, но и словно бы потеряла свое умение красиво одеваться. И поправилась. Но первые два пункта меня расстраивают сильнее.
Про Настю вообще молчу, там такой пиздец пошёл. И стрижка, и смена имени, и голожопые фотки в инсте...

Я все понимаю, может, тяжело смотреть на себя в зеркало после того, как часть тебя словно оторвали от тебя с корнями. Хочется начать новую жизнь.
Но почему эти попытки так жалко выглядят?
Видела эту феноменальную встречу Сони и её бывшего в коридоре университета недавно. Она выглядела такой растерянной, уязвленной, сжалась в комок, как только его увидела. И выглядела так жалко... И он, увидев её перемену образа, сразу понял, что она страдает по нему ещё.

И вот я думаю. Есть ли люди, которые достойно проходят через расставание? Без этих агоний, которые я у всех наблюдаю? Без смен образа, за которыми, однако, смена образа мыслей следует нечасто. Без этого затравленного взгляда. Без попыток доказать, что он/она потеряли великую любовь всей своей жизни.
Есть ли люди, спокойно, достойно прошедшие через расставание? Я таких не знаю, в моем окружении таких нет.
Хотя нет. Есть два человека, как мне вспомнилось. И все при этом считают их циниками, злобными людьми, опасными, этц. А я думаю, что это их просто жизнь так побила уже, что они стали такими, какими стали.
Я же пока где-то посередине.


Пишу про эти образцы поведения только затем, чтобы, перечитав однажды этот пост, вспомнить это чувство лёгкого отвращения, которое испытала, глядя на эти способы "забыть"
v rockstar1234567 09:49:50
паша вчера интересовался моей песней , хотел скачать на телефон. так приятно. значит не зря все это ))
хочу перестать бояться, часто испытываю страх, хочу повысить уровень сознательности. чтобы быстрее все осознавать. все же просто, когда готовишься , собран, знаешь зачем тебе нужно то и то + почему. только на это нужно время и силы. их можно найти с желанием. значит я недостаточно хочу , не знаю зачем мне все это, мне нужен конкретный план достижения цели, прописать почему и зачем, прописать что делать каждый день, даже каждый час и минуту в плане мыслей, потому что это куда более важная работа даже. каждое утро повторять квинтовый круг, сейчас хоть начал читать каждый день и делать музыку, теперь как можно быстрее закончить перуб песню , записать , свести
суббота, 10 ноября 2018 г.
грустный не грустный подвешенный. 

кровь моя чище чистых наркоти­ков

­­





Йол.

ГАМЛЕТ;

чуть побольше 20 лет;
работаю; (уже устал;)

ОРДАФАГ;
ПВПОТЕЦ;
ТАРАНЮ БРИГГИТОЙ;

В МОИХ ГЛАЗАХ ТЫ НЕ УВИДИШЬ ОСМЫСЛЕНИЕ;


If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don't deal in lies,
Or being hated don't give way to hating,
And yet don't look too good, nor talk too wise:
If you can dream-and not make dreams your master;
If you can think-and not make thoughts your aim,
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you've spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build 'em up with worn-out tools:
If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: 'Hold on!'
If you can talk with crowds and keep your virtue,
Or walk with Kings-nor lose the common touch,
If neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds' worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that's in it,
And-which is more-you'll be a Man, my son!


­­ ­­ ­­
пятница, 9 ноября 2018 г.
"Те, кто любят нас, всегда с нами" Принцесса гопцарства в сообществе дом для тихони 15:51:58

Steve walks warily down the street with the brim pulled way down low

­­

Harry Potter
Harry Potter and Sirius
Если кому-нибудь он нужен

Подписываю
Не более пяти символов
Moony


Категории: Самый абсурдный;, Эпиг;
16:36:11 M i o n e
-- Добрый вечер ^_^ Подпишите, пожалуйста, Salva
22:35:04 kohitsuji
Kohi пожалуйста **
07:07:08 Monazilla
Otter пожалуйста)
01:27:16 Potter. Handsome Potter.
Harry, пожалуйста Х)
четверг, 8 ноября 2018 г.
Comics strip Dary Redblossom 10:14:47
 ­­

Категории: Comicstrip, Digital art, OC
среда, 7 ноября 2018 г.
взмах невидимых крыльев hungry moon 22:32:50

hidden passion

Сегодня я как-то снова вспомнила себя в пятнадцать лет. Мои мысли начались от Германа Гессе. Это мой любимый писатель. Кто-то, уже не помню, кто, сказал, что мы обычно идентифицируем себя с персонажами книг, поэтому та или иная книга нам нравится более других, герой оказывается более близок. Я не скажу, что согласна с этим, тем не менее, думаю, это применимо относительно меня и книг Германа. Когда я открываю его книги, я будто погружаюсь в свой собственный внутренний мир. Потому что я точно так чувствую, точно так думаю, даже пейзажи, описанные в его книгах, меня увлекают, поскольку именно таким языком, в таких чувствах я воспринимаю красивое. Мне кажется, что я очень близко его знаю. И первый раз я открыла его книгу, когда мне было 15 лет. Тогда я, помню, не дочитала, но позднее вернулась и открыла его для себя полностью. Надеюсь на этот Новый Год получить собрание его сочинений в 8-ми томах.
Почему-то даже АА считает, что его книги нудные, хотя и "концептуальные". Для меня же они совсем не являются нудными. Ритм его повествования созвучен моему внутреннему ритму. Он просто нетороплив и любит рассуждать, его герои довольно рефлексивны; чувствительны, но поглощены исследованием своего внутреннего мира, немного оторваны от действительности. Помню, я как-то думала, что если бы мы с Германом встретились, то кто-то из нас мог бы влюбиться в другого, томился бы, но другой об этом так бы и не узнал, мы бы не познакомились. Или же, наверное, при всей схожести, мы бы чувствовали друг к другу неприязнь, как одинаковые полюса отталкивает друг от друга. А, может, это была бы очередная книга о том, как мужская и женская часть одного человека не могут найти общего языка.
Кстати, отступлю еще. Мне претит, когда кто-то начинает анализировать книги и хочет непременно втянуть в этот процесс меня. На мой взгляд, это похоже на то, как что-то живое, чувствующее хотят вскрыть ножом и посмотреть, как это устроено. То есть организм хотят изучить как механизм. И это всегда так неполно. Интерпретации, интерпретации. Попытка высказать чувственное языком. Сама-то попытка хороша, но противоречит природе и убивает суть. И мне жаль, что я не могу донести многих вещей из-за того, что я их чувствую, но не могу сказать. И дело не в словарном запасе. Когда я начинаю объяснять, особенно, нечто объемное, для чего потребуется много слов, я будто начинаю постепенно убивать это как чувственное. Но как тогда передать?
Да, есть еще кое-что. Не дающее покоя. Это, для ясности, я все-таки пыталась объяснить в словах себе, хотя получилось не очень. В общем,
Мысль опережает текст. Я знаю, что мне нужно много писать, все свои мысли, теории, концепты. Потому что потом они сворачиваются, и я остаюсь знать их только чувственно. Обратно развернуть сложно, а затем сложно объяснить, как я пришла к выводам, строящимся на этих теориях. Да и, в целом, что-то мне подсказывает, что мне будет, кого учить. Что-то вроде предназначения. Кстати, такая глупость. Мне действительно хочется учеников. Но, я понимаю, что знание должно быть "объективно", что это должна быть какая-то дисциплина или навык, конечно, связанный с духовным развитием, в процессе которого я могла бы давать свои мысли обучаемым и получать обратно, обработанными, может, дополненными, видеть, как кто-то воспринимает это и это ему помогает. Но, да, я не обладаю, пожалуй, ничем. Я обладаю недооценкой своего мастерства в любой области. Мне постоянно кажется, что я "недозрела". Где-то это объективно, где-то - нет. Многие, не имея никаких оснований, делают громкие заявления о себе, тем не менее, так они начинают свою активность и подтягивают свои знания и навыки в процессе, но они умеют начать, умеют двигаться. Я же постоянно думаю, что мои знания и умения недостаточны для того, чтобы о них как-то заявлять. Таких примеров в моей жизни предостаточно в настоящий момент, какие-то из ситуаций - стабильны и растянуты во времени, это все то, что я никак не начну. Сейчас, к слову, я даже думаю, что не хочу иметь детей по той причине, что не смогу их научить ничему полезному, буду как-то плохо к ним относиться и вообще не так сильно кому-то нужна такая мама, как я. Депо. Ну, а учеников не жалко. Самый свежий пример такой недооценки себя - недавно катались на лошадях. Меня спросили о том, умею ли я кататься. Я невнятно покачала головой, что означало "так-сяк". В итоге мне чуть не дали мула, хотя, видя мою очень злобную физиономию, дали коня, но того, что был меньше. В итоге весь маршрут мы на конях шли пешком, с сопровождающим. Под самый конец я не выдержала и попросила, чтобы мне дали нормального коня прокатиться пару кругов по загону, но "по-человечески". Собственно, десять минут счастья было. После чего меня удивленно спросили, почему же я не сказала раньше, что спокойно могу скакать, можно ведь было не сопровождать меня и дать коню бежать, а не идти. Что ж, вопрос хороший. Называется, высокая планка. Если я не участвую в соревнованиях и не бегаю на коне 24/7, то, видимо, "так-сяк". А что касается таро, то я уже задумываюсь, а нужно ли вообще задумываться о потоковой работе. Человеческие запросы очень мало меня интересуют, тупы они, как невесть что. Я, конечно, тоже таким балуюсь, но каждый день так деградировать - уж не знаю. Оторванность от действительности, как я писала выше, кажется, это она.
Собственно, почему я пишу такой большой текст, так и не продолжив тему первого моего предложения? Все просто, я несколько дней подряд большую часть времени провожу за чтением книг. Вот и лезет поток, большой, развернутый. Развернешь один - вот, уже полез второй. И множество ответвлений мысли. Хочется сказать и о том, и о том, и обо всем подробно. И не удержаться. Хотя бы кратко, но все-таки.
Я снова скачала себе пв. Бросила играть я последний раз 2 года назад, а теперь опять потянуло вернуться. Бросила по той причине, что поняла, что виртуальный мир полностью заменяет мне реальный, а это уже ненормально. А сейчас это мой осознанный эскапизм. Вообще период такой начался, бегственный. И уже успела задонатить около пяти тысяч. И сейчас акция классная. Но деньги, которые у меня есть, сейчас не при мне. С какой-то стороны это хорошо, а с какой-то - я все равно их потрачу в игру. Единственное, что останавливает, это то, что эти деньги, скажем так, подарок, и меня просили не тратить на все подряд, а на что-то одно, но нужное. Поэтому будет максимально тупо потом сказать, что я слила их в игру. Даже, к примеру, курсы астрологии/таро/дч/­итд гораздо более разумное и адекватное вложение, которое было бы одобрено.
А еще я уже больше двух недель не общаюсь с людьми. То есть, я общаюсь только с родственниками, но не общаюсь со сверстниками. Вообще. От слова совсем. Буквально пара коротких переписок - натурально, из нескольких предложений, по делу, и все. Я как-то и не знаю, хорошо это, плохо ли. С моим осознанным эскапизмом очень хорошо, поскольку раньше ужасная потребность в живой душе и гнет моих иррациональных страхов, субъективное чувство одиночества, основанное на инстинкте выживания, столько донимали меня, что приходилось искать контакта. А контакт, как правило, только заставляет меня, рано или поздно, испытывать сильно неприятные эмоции.
Так и вот, вспомнила я себя в пятнадцать лет. У меня были крашеные черные длинные волосы, моя бледная кожа, мои тонкие губы, мой каждодневный макияж, моя одежда с модным в то время рисунком в виде крестов. Этот период у меня ассоциируется с какой-то невинностью. Как будто не свершен еще какой-то грех, который образовал пропасть между мною тогда и между мною сейчас. А еще период до этого, когда у меня были длинные волосы натурального цвета и платье в белое кружево. Но тогда мне было слишком уж грустно, и это было не по внутренним причинам. Сначала, когда я вспомнила этот период, когда мне было пятнадцать, мне показалось, что тогда я хорошо себя чувствовала, поэтому у меня возникло такое желание сейчас покрасить волосы снова в тот цвет, будто так я верну себе себя тогдашнюю. Но, подумав, я поняла, что хорошо мне никогда особо не было. Вообще. Сейчас, пожалуй, из лучших периодов за мою прошедшую часть жизни, поскольку сейчас нет каких-либо внешних тиранов и обстоятельств-мучит­елей. Теперь все это внутреннее. Если раньше мне было просто плохо, это относилось к области душевных болей и, максимум, тоски по идеалу, ну и аутоагрессия с себянелюблением, то теперь это объективный пиздец, хотя было и хуже (2 года назад), но могло бы быть и еще хуже (как кое-кто). Да, пожалуй, меня успокаивает то, что у некоторых знакомых крыша поехала в полнейших смыслах этого слова. Не так, чтобы чуть съехала и ерзала, а вот чтобы уже оторвалась и улетела восвояси. Если честно, мне даже кажется, что во время знакомства с этими людьми мы сошлись потому, что находились примерно в одинаковом состоянии, стадии. Только кто-то чуть выбрался, а кто-то сказал "пока-пока". Да и ладно. Я о том чувстве невинного. Это такое классное состояние, когда видна эстетика. Когда трогают стихи, еще не до конца зарублены мечты и что-то чувствуешь. Сейчас я слышу себя иногда. Это тот пресловутый внутренний голос, который иногда что-то говорит, а иногда и кричит. И ты знаешь все, понимаешь... - Вспомню сейчас правило психологических тренингов. - А я знаю все, понимаю, но оставляю себя запертой в себе, у меня нет ключа. Это существо внутри меня не может осуществиться. То есть, по сути, я, глубинное я, то я, которое я, - я не существую. То есть, я не существую в реальном мире. Я существую внутри и то, что я существую, уже очень хорошо. Но я не проявляюсь в мире, я не живу, не действую. Но я хотя бы есть. Раньше и того не заметно было. А я есть и я чувствую, но это столь иррационально, столь отвергается разумной системой меня. Когда я начинаю осознавать себя этим внутренним голосом, когда переношу в него свое сознание, я вдруг понимаю, что то, что осталось сверху - бездушная машина, крепость. Здесь трудно выражаться словами, поскольку необходимо донести понимание, где я, где не я, где мое сознание, и что есть, кроме этого, ведь иногда это тоже я, а иногда нет. Термин Я вообще очень сложен. Или, допустим, когда каждая из субличностей, возбужденная всех нас интересующим вопросом, рвется к "микрофону" со своим мнением? Личностей много, а микрофон один. Если мнения группы личностей совпадают, то нужно говорить "мы", а если нет - то "я", но сначала у микрофона одно "я", а потом другое "я", и всех в итоге путают. Но вернемся к тому, когда я - это маленькая точка глубоко внутри, оно обладает моим голосом и, в общем-то, даже визуальным представлением. Когда сознание перемещается и становится этой точкой, то вся та психическая структура, что оставлена сознанием, становится тюрьмой - автономный механизм, созданный мною(нами?), видимо, из соображений безопасности, когда-то это было нам необходимо. Эта тюрьма бездушна, хотя обладает также собственной речью и своим арсеналом действий. Вот, я знаю, с чем сравнить. Эта оставшаяся психическая часть похожа на какого-нибудь из персонажей моих снов. Персонаж - часть психической массы, он запрограммирован и следует своей программе. Если же я осознаюсь во сне и вступлю с ним в диалог, он ответит лишь на то, что в его компетенции, если я попрошу его действовать каким-либо определенным образом, то он ответит, что обладает ограниченной автономией и не может нарушить программу. Так что обойти ее могу я, как сознательное существо, он же действует автоматически, хотя, скажем, также обладает речью, но действовать может лишь программно. Так и с ситуацией, где для меня психическое вещество исполняет роль тюрьмы. Я пытаюсь выбраться, но слаба, и до того, как наберусь неимоверной силы, превышающей силу тюрьмы, я не выйду. Тюрьма же, можно подумать, испытывает ко мне некоторую жалость, но не может отойти от своих функций, поскольку ее программа - защищать и удерживать, как внутри, так и снаружи. К моему большому сожалению, ограниченное число ситуаций пробуждают это внутреннее Я. Ему неоткуда набраться сил, чтобы вырваться и проявиться, отстоять себя самостоятельно. И один из плюсов, наверное, этого моего Я - оно обладает целостностью. Я в этом не уверенна, у меня(нас) в голове это трудно помещается. Нам правда сложно представить, что есть кто-то, кто мог бы вместить в себя всех нас. Вот, сейчас наступил момент, когда все больше человек из нас об этом задумались и каждый сейчас рвется к написанию этого текста. Мне показалось, что она могла бы нас действительно вместить. Мы ведь долго этого искали. Мы живем дружно, но все равно это тяжело, когда вас много, а тело - одно. И самоуничтожиться мы явно не можем, оставив кого-то одного. Но если есть кто-то, кто мог бы сохранить всех нас и сделать чем-то одним - я думаю, что мы должны попытаться помочь этому. Что касается, вновь, невинного и более-менее аутентичного моего тогдашнего образа, могу сказать, что мой проступок, нарушивший невинность, состоял в моем внутреннем сломе. Тогда еще, года четыре назад. И все после этого усугублялось, и невиданным способом я вынырнула. Но суть в том, что когда-то я предала себя и отказалась от себя. Примерно поэтому у меня есть татуировка "Henry". Потому что я хочу помнить, я не хочу отрицать, я хочу если не вернуть, то хотя бы сохранить. Когда я пытаюсь вернуться в то состояние пятнадцати лет, я словно пытаюсь залезть в детскую коляску, которая мне давно не по размеру. Залезть я, конечно, могу, вот только я выросла. И неизбежно, что со мной произошли какие-то вещи, внешние, но все-таки, куда важнее, и внутренние, которые оставили глубокие следы и преобразовали меня. И я уже не буду никак в том же виде, в каком была. Неизбежно преобразованная и нуждающаяся в дальнейшем развитии, я могу приблизить еще больше "Henry", но понимая, что нахожусь среди множества множеств.
По поводу множеств - я снова возвращаюсь к понятию о Майе. Абсолютно точно чувствую и понимаю, и другим словом, кроме "Майя", Майю не передать. Я объемлю мир в множестве, я вижу линии, я вижу всевозможные интерпретации, я вижу ОЧЕНЬ. МНОГО. И чем более я погружаюсь в видение этого, тем более я предаюсь трансценденции и перестаю существовать как я. Я чувствую себя абсолютно всем, но это тоже неверно, потому что уже нету "я". Как можно передать "я - это все, а все - это я", если Я вообще в этот момент нету. Все - это все? Это трудно. Кажется, что просто и очевидно, каждому понятно, но сказать-то как? Тому, кто знает состояние, это ясно. Но словами объяснить никак. И это состояние трансцендентальност­и включает в себя знание обо всем. Я знаю все, что есть. Я знаю суть. Я знаю, если угодно, истину. Сказать я этого абсолютно не могу. Довольно большую часть этих знаний я имею в состоянии, когда еще являюсь "я". Когда же становлюсь всем, то просто есть. Все. Поэтому так трудно рыться в словах. Но зачем-то я это делаю. Конечно, здесь я не усердствую, чтобы кощунственно пытаться передать нечто сакральное. Но все же что-то я здесь говорю. И знаю, что говорить нужно, чтобы видеть мысль насколько можно более развернуто.
А последней мыслью здесь, пожалуй, будет то, что меня уже несколько лет гложет. Я ощущаю суть, я ощущаю взаимодействие двух людей и вижу энергии, что задействованы между ними, вижу, что происходит на "тонком плане". Но, к сожалению, у некоторых людей наличествуют фильтры, не позволяющие им дойти подобной информации до сознания. У других же, все еще подлее, поскольку я знаю, что эта информация доходит до их сознания, они знают, они чувствуют, понимают, но, согласно их психической организации, выработанным там правилам взаимодействия с реальностью внутренней и внешней, их обработка этой информации и дальнейшее поведение может отличаться от того, как это происходит у меня. И это просто максимально тупо, когда люди чувствуют и знают суть их взаимодействия, но не могут найти друг друга на когнитивном уровне. И я совершенно не знаю, что с этим делать. Я обсуждала вкратце эту проблему с несколькими людьми, но увидела, что они не совсем меня поняли. Или, может, их ответные слова были сказаны не на том языке, на котором говорю я. Ведь если превращать все это в разговор - снова начинается банальный анализ, "резание живого". Это тонкий материал, и с этим сложно. Я знаю, почему душа как бабочка. Но сколько слов мне предстоит сказать еще.

Категории: 1
///: tom odell - another love aйзек в сообществе ВИЛЛА КУРИЦА 18:47:01
­­

Категории: Music, Gif, Male, People, Other
показать предыдущие комментарии (1)
18:57:22 Алоисса Рикалина де Лиетта Румико
Вау. Это кто такой, откуда? оо
18:58:39 aйзек
это Том Оделл из своего клипа "another love"
19:01:37 Алоисса Рикалина де Лиетта Румико
Название..точно.. Спасибо вау : о
19:02:19 aйзек
пожалуйста)
вторник, 6 ноября 2018 г.
Now I'm here, Queen, мой перевод Мо.кун 18:58:32
Я стою прямо здесь (прямо здесь)
Посмотри вокруг, вокруг, вокруг, вокруг
Но ты меня не увидишь (не увидишь)

Сейчас я здесь (сейчас здесь)
Сейчас я там (сейчас там)
Я просто
Просто новый человек
Да, ты оживил меня опять, вау

Я был совсем ребенком, когда ты взял меня за руку
И свет ночи горел так ярко
Люди пялились, они не понимали
Но ты понял мое имя с первого взгляда

И что бы ни случилось с нами
У Америки новая невеста,
Не волнуйся, детка, я жив-здоров

Внизу, в подземельях, лишь рок и я

Разве я не люблю его так сильно?!
Да, ты снова делаешь меня живым

Да, я словно тонкий месяц на небосклоне
Где меня преследуют лучи твоей любви
Не движимый, безмолвный, без чувства боли
И дождь льется по моему лицу

Твои вспышки все ещё озаряют небо
И множество слез в моих глазах

Где-то в городе лишь музыка и я
Разве я не люблю ее так сильно?!
О, я люблю его так сильно

Что бы ни случилось со мной и тобой
Я хотел бы оставить с тобой свои воспоминания

И вот я здесь (вот я здесь)
Думаю, останусь ненадолго (останусь, останусь, останусь, останусь)
Где-то в городе только ты и я (где-то в городе только ты и я)
Разве я не люблю тебя сильно?!
Вперёд, вперёд, вперёд, маленькая Королева!­­
p.s. некоторые строчки переведены условно, чтобы было лучше понятно их значение
... Красивая аниме девочка Рипли в сообществе Удон с дайконом 14:11:34

If the earth should dry May your dreams never die

­­


Категории: Art, Harry Potter, Couple, Mxm
Who do you need, who do you love, when you come undone? Приблуда 12:41:38
За желание лишний раз прикоснуться, хоть и не самым лучшим способом, получила коленом под зад. А чего сразу не кулаком по ебалу?
Так извелась, что и на это согласна, если это единственное, почему твоя рука вновь коснется щеки.


La magie du monde > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
3а правильный ответ ты мне дашь 10 ...
Сообщество
пройди тесты:
Обладательница золотых глаз.4 часть.
читай в дневниках:
Добро пожаловать!
[1]

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх